Безумие - отличная штука
Сны. Просто сны, в которых ощущения значат даже больше, чем визуальный ряд. Каждое время года - как новая жизнь, а боль в груди как должное (мы же на войне, а там любая боль воспринимается как должное - с этим миром нельзя иначе). Начинаешь верить в реинкарнацию, просто потому что понимаешь принцип.
А у них все будет хорошо, все не может не быть хорошо.
И главный литературоведческий вопрос: Остаются ли живыми те, чей текст закончен? Или только они живы?
И что в таком случае делать с нами?
...А еще можно сотни раз писать о сумасшедшем, который во-что-бы-то-ни-стало должен был стать писателем, чтобы в случае своей неизбежной (это всегда неизбежно) смерти, спасти персонажей.
Триста лет, обычной человеческой жизни, чтобы кофе по утрам, милые безделушки в магазинах, случайные знакомые и никаких, заклинаю вас духи ручек и карандашей, никаких текстов.
Эта какая-то особая форма мессианства. жертвовать собой ради других. Отдавать кусочки своей жизни, своих впечатлений, эмоций. Небескорыстная конечно,но так и самому легче, и им кажется, что они уже совсем-совсем настоящие.
Восхитительная штука - вселенная, и даже с тягостно-<не>приятными снами и осенним сплином, который на проверку оказывается даже лучше новых коньков.
Не Накхов же кормить в самом-то деле?

@настроение: это был свет, а потом его выключили и включили снег...

@темы: вселенная, накхов кормить